Краткое содержание «Крейцеровой сонаты» Льва Толстого

Краткое содержание книги Крейцерова сонатаКнига «Крейцерова соната» Льва Николаевича Толстого была запрещена цензурой, однако приобрела наибольшую известность среди творчества писателя.

В начале повести автор знакомит читателя с пассажирами поезда, между которыми завязывается оживленный разговор на весьма щекотливую для того времени тему: допустим ли развод, нужно ли образование, как лучше выходить замуж и главное ли в браке – любовь. Причем спор в самом начале происходит между стариком-купцом и немолодой дамой, а затем охватывает и всю остальную аудиторию.

Только один человек поначалу не принимает участия в полемике: странный, нервный необщительный господин, которого при всех попытках невозможно было разговорить. Но вдруг… все услышали «звук как бы прерванного смеха или рыдания» и его вопрос: «Какая же это…любовь… освящает брак?» Увы, он был убежден, что в жизни не бывает этого светлого чувства. И если люди живут в браке, ненавидя друг друга, желают разойтись, и все же продолжают жить, тогда это не жизнь, а настоящий ад. Оказалось, фамилия этого человека Позднышев, и судьба преподнесла ему весьма печальные уроки. Поддавшись просьбе соседа-пассажира, начал он свой невеселый рассказ.

«Будучи до женитьбы помещиком и кандидатом университета, Позднышев вел весьма развратный образ жизни, при этом обманываясь и считая, что он – нравственный человек. И только мучения заставили осознать, в чем корень зла.

До тридцати лет прожил он блудником, при этом осознавая, что уже никогда не будет у него «простого, ясного, братского отношения к женщине». И вдруг… влюбился. За этим последовала женитьба. Но и в, казалось бы, законном браке чувствовал Позднышев постоянные уколы ревности. Ссоры и скандалы из-за пустяков стали обычным явлением. Все происходило на глазах испуганных детей.

У Позднышева возникали различные планы: как избавиться от этой женщины, как стать свободным от её упреков и истерик, её несносного характера. Жена нервничала, уходила из дома, а в нем боролись два чувства – раздражения и в то же время беспокойства: где она, что с ней. Был случай: супруга даже отравилась опиумом, закрывшись у себя в спальне. Тогда ее, к счастью, откачали. Но жить из-за постоянных ссор становилось невыносимо.

А потом появился он – учитель музыки Трухачевский. Жена Василия (так звали Позднышева) сразу понравилась ему, а он – ей. Уроки игры на скрипке стали отличным поводом для прикрытия сразу же вспыхнувшей и охватившей обоих влюбленности. Позднышев не возражал, чтобы Трухачевский стал преподавателем у его жены, напротив, настаивал на этом. Трухачевский стал приходить в назначенные дни, был очень учтивым и элегантным, к тому же, отличался особым талантом. Он покорил чужую жену, и она, как в омут с головой, бросилась в новую любовь, предавшись всепоглощающему чувству страсти.

Крейцерова сонатаЗамечал ли это Позднышев? Да, и не только замечал, но и боялся. Он был как-то особенно ласков с Трухачевским, угощал ужином, дорогим вином, желая самому себе доказать, что не боится соперника. Но, когда однажды застал их двоих, почувствовал приступ жалости к себе и какого-то страшного гнева. Зайдя в комнату, он увидел привычную картину: она, как всегда, стояла у рояля, а он играл на фортепиано. Они вели себя, как ни в чем не бывало, а между тем Василий чувствовал, что это было притворство.

Настало время Трухачевскому уходить, и Позднышев снова учтиво и ласково проводил его. В нем поднималась ненависть к своей жене – за то, что кокетничает со своим учителем, за то, что не бережет честь семьи. Он сдерживался, затем высказал ей все в глаза. Она же, воспользовавшись моментом, уязвила его в самое больное место, напомнив о том, как когда-то грубо он вел себя с сестрой. Гнев в Василии поднялся с такой силой, что он уже не отвечал за себя. Но в этот раз жена убежала, потом целую ночь билась в истерике и успокоилась лишь к утру.

В воскресенье собрались гости, и жена с Трухачевским играли перед всеми «Крейцерову сонату» Бетховена. И вдруг Позднышев понял, какая страшная вещь – музыка. Он был убежден, что «Крейцерову сонату» можно играть только при известных, значительных, важных обстоятельствах и никак – при женщинах в декольте, чтобы затем обсуждать последнюю сплетню.

Несмолкающая ревность и страшная расправа

Крейцерова соната ТолстойНа следующий день Позднышев уехал в уезд. Казалось бы, на первый взгляд, невинные письма жены о том, что «Трухачевский заходил, принес обещанные ноты» вновь пробудили в нем страшную ревность. Два голоса будто боролись в Василии – один говорил, что для измены нет никаких оснований, а другой утверждал обратное: «Как же этому не быть?» Весь измученный нехорошими предположениями, Позднышев решил вернуться домой во что бы то ни стало. В сознании его билась мысль, что готовится что-то страшное и ужасное, а в душе творилось такое, чего не пожелаешь и врагу.

Вернувшись домой, Василий, как и предполагал, сразу увидел шинель Трухачевского. Сомнения в виновности жены у него не осталось, и Позднышев решил наказать любовников, чтобы зверь ревности не раздирал более его душу. Ревнивый муж схватил кинжал и поспешил в комнату. Когда он увидел их рядом, волна бешенства поднялась с новой силой. Нелепые оправдания уже ничего не значили. Трухачевский, увидев реальную опасность, сразу же убежал, а жена подверглась мести разъяренного супруга, который начал душить её, ударил левой рукой и локтем в лицо, а затем – кинжалом в бок.

После всего случившегося Василий ушел в свою комнату. Он сидел отрешенный, мысли путались. От раздумий Позднышева отвлек тихий стук в дверь. Сестра жены, добрая, но глупая вдова, появившись в дверях, сказала: «Она умирает».

И Василий поднялся, и – пошел к ней. Он зашел в комнату и увидел страшную картину: жена лежала раненая, на их постели, с распухшим и синеющим лицом. Он ожидал, что она покается, станет просить прощения, но во взгляде сквозила неприкрытая ненависть. Последним осознанным её словом было «ненавижу», а затем бред, который продолжался до самой смерти. Жена скончалась в тот же день, к полудню.

Ужас своего поступка Василий осознал лишь на третий день, на её похоронах. Из-за него случилось то, что поправить уже никак и ничем нельзя. А дальше – тюрьма, ожидание суда и постоянные угрызения совести. Увы, раскаяние порой приходит очень поздно. Тот, кто не пережил это, не сможет понять». Так закончился невеселый рассказ странного пассажира. Он излил душу совершенно незнакомым людям, но стало ли ему легче? Все долго сидели молча, видно было, что это откровение потрясло их.

Лев Толстой Крейцерова СонатаЧто хотел сказать Толстой, когда создавал свою «Крейцерову сонату»? Об этом он говорит в послесловии. Ведь после выхода в свет этого произведения автор стал получать от читателя много писем с просьбами объяснить, что он думает о своем произведении, и какие выводы можно сделать из всего написанного.

Рассуждения писателя о том, что родители по совету врачей устраивают разврат для своих детей, что холостые люди без зазрения совести предаются разврату с женщинами легкого поведения, особенно созвучны и с нашим временем, «Поддаваться этому обману не нужно» – призывает автор повести «Крейцеровой сонаты». Напротив, необходимо избегать общения с другими женщинами, изменить точку зрения по поводу плотской любви, чтобы люди как до, так и после образования семьи смотрели на влюбленность по отношению к другой или другому как на животное состояние. Чтобы чувства такого рода ни в коем случае не воспевались в романах и песнях, операх и стихах. Напротив, плотская любовь, по мнению Льва Николаевича, должна быть осуждена обществом.

Но с одним утверждением Толстого все-таки не может согласиться человек, исповедующий веру в Иисуса Христа: «Христианского брака быть не может и никогда не было». В одном из посланий Апостола Павла сказано: «Брак у всех да будет честен и ложе непорочно. Блудников и прелюбодеев судит Бог». Вопреки мнению писателя, что «вступление в брак не может содействовать служению Богу и людям даже с целью деторождения» хочется процитировать слова из Библии: «Да оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей и будут двое одна плоть. Что Бог сочетал, того человек да не разлучает».

Брак созданный Богом

Брак установлен Богом, но выходить за его рамки, тем самым впадая в прелюбодеяние, ни в коем случае нельзя.

И повесть Льва Николаевича Толстого «Крейцерова соната» – яркое подтверждение того, к каким тяжелым последствиям приводит ложная влюбленность и измена, называемые блудом.